951

Русские крестьяне Солженицын и Бронштейн

Русские крестьяне Солженицын и Бронштейн
Виктор Шацких публицист
Давид Бронштейн имел на старте пару волов и глиняную мазанку с земляным полом. А затем, как напишет его знаменитый сын в книге "Моя жизнь", "неутомимым, жестоким, беспощадным к себе и к другим трудом первоначального накопления поднимался вверх".
Интересно, что примерно в те же годы, когда дед Солженицына Захар Федорович Щербак, впоследствии один из богатейших людей российского Юга, начинал батраком в Крыму - молодой отец Льва Троцкого пахал землю совсем неподалеку, в Херсонской губернии.

Давид Бронштейн имел на старте пару волов и глиняную мазанку с земляным полом. А затем, как напишет его знаменитый сын в книге "Моя жизнь", "неутомимым, жестоким, беспощадным к себе и к другим трудом первоначального накопления поднимался вверх". К 1917 году он был уже крупным помещиком-землевладельцем. Но всё же не таким крупным, как дед Солженицына.

При этом старшего Бронштейна, по словам сына, отличал безошибочный глазомер, умение быстро и точно оценить товар, человека, ситуацию. Лев Давидович в полной мере унаследовал данное свойство, выработанное в его предках веками нервной, полной опасностей жизни среди не самых дружественных народов.

В дни революции и гражданской войны, когда положение дел менялось мгновенно и непредсказуемо, ввергая в растерянность многих и многих, Троцкого вознесла наверх, в том числе, вот эта скорость и точность реакций. А его папа, лишившись в результате Октябрьской революции имения, переехал ближе к сыну в Подмосковье и работал в последние годы жизни заведующим государственной мельницей.